Загрузка...
VK FB
В Объявлен список финалистов премии «Большая книга». На какие размышления наводит шорт-лист национальной российской литературной премии?
На традиционном Литературном обеде, который проходит в столице уже в восьмой раз, объявлен список финалистов национальной премии «Большая книга». В сухом остатке — 11 книг из 36. Есть обидные потери и очевидные фавориты.

О фаворитах. Ну, конечно же, «Лавр» Евгения Водолазкина. Это и высокая словесность, и нравственная позиция, и нечастая по нынешним временам непохожесть на других. «Красный свет» Максима Кантора — интеллектуальный скандал весенне-зимнего сезона. Автор верен себе, размашисто шинкует прошлое вместе с настоящим и не экономит слова, заставляя публику читать толстые-претолстые книги. «Гумилев сын Гумилева» — самая заметная биография прошедшего года. 

Присутствие «Немцев» Александра Терехова тоже оправданно. Хотя по масштабу новый роман заметно уступает «Каменному мосту», зато актуален. Трое из этой четверки, по всей вероятности, и станут лауреатами. Ожидаемо попали в шорт-лист «Обращение в слух» Антона Понизовского, «Подожди, я умру и приду» Анны Матвеевой и «Тетя Мотя» Майи Кучерской — об этих книгах в последние месяцы много говорили и писали. С постоянными «шорт-листниками» Юрием Буйдой («Вор, шпион и убийца») и Андреем Волосом («Возвращение в Панджруд») особых ожиданий не связываю, просто очередные романы — ни тепло ни холодно. Интрига, правда, разрешится еще не скоро — триумфаторы самой авторитетной российской премии поделят свои законные 6,1 млн рублей только в самом конце ноября. 

«Список финалистов не отражает никакой концепции, нет никакой схемы, которая накладывается на реальность, он вырос как дерево из предпочтений восьми экспертов и из их решительного противодействия, в данном случае это была довольно сложная игра престолов». Что за престолы такие, точно знает только автор этих слов — председатель совета экспертов Михаил Бутов. Загадка. Ключевое слово здесь, мне кажется, «предпочтения». Экспертов всего восемь, ротация происходит исключительно редко, год из года — одни и те же лица, вполне симпатичные, но с отчетливыми симпатиями и антипатиями. Это досадно, когда речь идет о жюри, а на этапе отсева, мягко говоря, странно. Ведь эксперты — профессионалы, их дело — отделить достойные произведения от неудачных, интересные, неординарные тексты от графоманских. В чем тогда критерии? Получается, в тех самых «предпочтениях». Из личных разговоров с посвященными знаю, что есть писатели, которых просто игнорируют. Вот не любят эксперты почему-то Игоря Сахновского. Предыдущую его книгу, талантливый, изысканный роман «Заговор ангелов», вообще отмели на дальних подступах. Нынешнюю — сборник виртуозных рассказов «Острое чувство субботы» — в порыве неслыханной щедрости пропустили в длинный список, но в короткий, увы. Не оказалось в шорт-листе ни «Повестей арбатского жильца» Надира Сафиева — отличной «воспоминательной» прозы, ни «Юных годов медбрата Паровозова» Алексея Моторова — книги вроде бы непритязательной, но очень свежей, легкой, искренней. 

Самое большое удивление и очевидная несправедливость — отсутствие среди финалистов «Музея революции» Александра Архангельского. Это исключительно интересный (в том числе и по сюжету), точный, острый роман, написанный человеком умным и внимательным. Он умеет выхватывать из пестрого информационного шума, суеты и шелухи действительно важные приметы времени. «Музей революции» — о нашем причудливом сегодня, о неоднозначном симбиозе культуры и бизнеса, о мощи виртуального, которому почти без боя уступает реальное, о подменах, фальши, иллюзиях и о чувстве истории, без которого жизнь рассыпается, как песочный замок. Роман, пусть и не эпохальный, но уж точно не проходной, достойный и внимания, и объективной оценки. 

На Литературном обеде произошло еще одно значимое событие. На отечественном литературном небосклоне появляется новая премия — имени Александра Пятигорского, легендарного философа и писателя. Она будет присуждаться за «лучшее художественное философское произведение», им может стать «роман, повесть, киносценарий, книга стихов, энциклопедических очерков или перевод». В первый год, как сообщили организаторы, предпочтение отдается философскому роману, «где действуют не люди, а идеи, а главный сюжет — столкновение мыслей, а не личных историй». Призовой фонд премии — пока 1 млн рублей. Не исключено, что «ее размер в ближайшие годы может увеличиться до $1 млн». Пофилософствовать теперь можно за хорошие деньги.

Автор: Клариса Пульсон
Комментарии
Добавить комментарий
Защита от автоматических сообщений *
Не видно надписи?
Нажмите
или щелкните по картинке
Введите защитный код с этой картинки