Загрузка...
VK FB
Крепостной

В конце 2012 года Союз театральных деятелей в лице его главы Александра Калягина направил в Минкультуры предложение о введении в театрах творческих конкурсов. Это стало ответом на предложение министра Владимира Мединского аттестовывать актеров. Предполагается, что аттестация избавит театры от «балласта» — актеров, которые получают полную ставку, но выходят на сцену от силы раз в месяц. Благодаря этим нововведениям, по мнению чиновников, театральные труппы обновятся, а перед молодыми талантами откроются новые перспективы. Правда, как проводить аттестацию, в Минкультуры еще не решили. И пока инициатива «сверху» не оформилась в циркуляры и инструкции, театральные деятели поспешили нанести упреждающий удар, чтобы хоть как-то обезопасить себя от министерской непредсказуемости.

По замыслу Союза театральных деятелей, актер вместо аттестации должен будет проходить творческий конкурс. Другими словами, российскому театру предлагается процедура «кинокастинга». Калягин явно действовал в интересах актеров, ведь неаттестация сродни «волчьему билету», свидетельству о профнепригодности, а конкурс все-таки помягче. Не прошел по конкурсу на роль Ромео — ничего, ищи другую труппу, где Шекспир нынче в почете. Кроме того, если конкурс будет проводить худрук, то он опять же может войти в положение, учесть былые заслуги и т.д. Аттестация же, скорее всего, не обойдется без участия посторонних чиновников. Впрочем, Минкульт так или иначе будет давать деньги театрам, а значит, его представители могут появиться и в конкурсных комиссиях.
Однако творческий конкурс — это минное поле, на котором не знаешь, с какой стороны рванет. Оценка степени одаренности — мнение всегда субъективное. Поэтому за основу будут браться нужды репертуарной политики. Театральный кастинг — не что иное, как единоличное царство худрука и его вкуса.
У него, и только у него, собственный план на сезон, в котором понадобятся три героя-любовника, две пылкие красавицы, одна бенефициантка и пять злодеев. Остальные — вон. Нужны актеры с четким и ясным амплуа, готовые «торговать лицом», принося прибыль. Готовые безропотно пахать, как «рабы на галерах», ибо за стенами театра толпы безработных «товарищей по несчастью». Один немой укор в сторону руководителя, и твое место займет другой человек. Благо желающих не перечесть. И если раньше актер имел хоть какое-то право голоса, то теперь — добро пожаловать в крепостной театр!
Если сами актеры также энергично не подсуетятся с организацией профсоюза, защищающего интересы тех, кто не прошел никакие конкурсы и аттестации, то профессию ожидают самые темные времена. При блеске и славе избранных остальные будут вынуждены осваивать смежные специальности.
Оптимизация «живого искусства» при помощи аттестаций или конкурсов — именно то, против чего еще несколько лет назад активно выступали многие худруки столичных театров. «Антреприза с ее коммерческим подходом убивает репертуарный театр, сводя актера до уровня обезьянки в зверинце, потешающей публику!» — кричали театральные деятели, намекая на то, что антрепренеры нещадно пользуются актерской медийностью. Мол, зритель с удовольствием ходит поглазеть на звезд в третьесортных комедиях, вместо того чтобы посещать серьезные репертуарные спектакли.
Тогда коммерциализация воспринималась как зло, подрывающее основы русской театральной традиции. Ведь актеры служат делу, а не работают на сцене! Прошло немного времени, и вот Минкульт уже советует примерить лекала антрепризного театра к стационарным труппам. Нам не нужны бездельники, люди в творческом кризисе и старческом маразме. Баста!
Даешь театр молодой и экономически выгодный! Если ты чего-то стоишь — докажи. Как говорится, с чем боролись, на то и напоролись. И в основе нового тренда снова лежат деньги. Курс на оптимизацию оборачивается тотальной монетизацией всего театрального ремесла. Потому что театру нужны только успешные, работоспособные, коммерчески выгодные, а главное — узнаваемые лица, готовые внимать тем, кто заказывает музыку. Остальные — в сад!

Может даже статься, что впервые за много лет в театральных вузах возникнет недобор на вступительных экзаменах. Потому что из профессии-мечты актерское дело превратится в самый неблагодарный род деятельности. Кто захочет, забыв о свободе, вечно доказывать право быть рабом одного амплуа?

Автор Денис Захаров  
Комментарии
Добавить комментарий
Защита от автоматических сообщений *
Не видно надписи?
Нажмите
или щелкните по картинке
Введите защитный код с этой картинки